ХРИСТИАНЕ-УНИТАРИАНЕ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Пятница, 28.04.2017, 05:29
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
О единстве Бога [53]
Библейское учение о Боге, Иисусе Христе, опровержение учения о Троице
Учения [14]
Материалы, освещающие различные истины Библии и положения веры нашей Церкви
История [7]
Статьи на разные темы [1]
Наш опрос
Каков (по вашей вере) Бог Библии?
Всего ответов: 622
Главная » Статьи » О единстве Бога

СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ УЧЕНИЕ О ТРИЕДИНСТВЕ БИБЛИИ (07)

4.2.4 Свидетельства Евангелий

 

4.2.4.1 Свидетельства Иисуса о высшем положении Отца

Многие места Нового Завета могут быть действительно поняты непредвзятым читателем только при условии, что между Иисусом и Богом существует значительное различие. Например:

«...Если бы вы любили Меня, то возрадовались бы, что Я сказал: иду к Отцу; ибо Отец Мой более Меня» (Иоан.14:28).

«...Отец Мой, Который дал Мне их, больше всех...» (Иоан.10:29).

«И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим ...» (Матф.20:23).

«О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец» (Марк.13:32).

Последнее место из Евангелия от Марка имеет дополнение в Деяниях Апостолов. После Своего воскресения(!) Иисус еще раз подчеркивает, что один только Отец назначил время Его второго пришествия:

«Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти...» (Деян.1:7).

Все приведенные места Нового Завета ясно говорят о том, что Отец Иисуса знает или делает нечто, чего Иисус не знает или не может сделать Сам. В конечном итоге это означает, что Иисус не всеведущ (Марк.13:32) и не всемогущ (Матф.20:23). Другими словами, Иисус не является Богом, поскольку не обладает всеми атрибутами Своего Отца.

В Евангелиях Иисус нигде не называет себя Богом, но всегда в большом смирении указывает на Бога, Своего Отца. Отец посылает Его, Отец дает Ему власть и силу, Отец обладает большим могуществом, чем Он сам.

Тем не менее, Иисус имел Божественную природу своего Отца со всеми исходящими из этого импликациями («импликация» ="взаимная связь, переплетение", когда одно положение вещей или обстоятельство содержит в себе другое – прим. пер.).

Также и ученики Иисуса всегда обращаются к Нему как к Христу, помазаннику Божьему, Сыну Божьему, но никогда не называют Его Богом (см. Матф.14:33; Матф.16:16; Матф.26:63-64; Иоан.6:69 и др.) Единственное исключение составляет Иоан.20:28, однако оно, при ближайшем рассмотрении, не является противоречием к остальным местам.

SCHNEIDER объясняет Иоан.20:28 так: «Во время явления воскресшего Иисуса Фома называет Его «Господь мой и Бог мой!», причем слово «Теос» (Бог) написано с артиклем. То, что Воскресший здесь назван Богом, очень необычно для Нового Завета. Вполне очевидно, что этими словами Фома хотел выразить, что Бог явился ему в образе Иисуса / См. J. Schneider, in: Coenen, Lothar (Hg.): Theologisches Begriffslexikon zum Neuen Testament, Brockhaus-Vlg., S.607. ШНЕЙДЕР приходит здесь к следующему заключению: "Хотя эта мысль представляется вполне логичной, Новый Завет не утверждает, что Иисус полностью равен Богу"/ (см. также Иоан.14:8-9).

В этом отношении следует также отметить слова Иисуса из Матф.23:8-10, где Он говорит своим ученикам, что они имеют одного Учителя (Его самого) и одного Отца на небесах (Бога).

Поэтому и мы не имеем права голословно называть Иисуса Богом, а должны обращаться к Нему как к Сыну Божьему. С другой стороны, мы с полным правом можем называть Его нашим «Господом», как это часто делали Его ученики и Апостолы, поскольку Бог поставил Его главой Церкви (см. Еф.1:20-23).

 

4.2.5 Различие между выражениями «Бог» и «Сын Божий»

 

4.2.5.1 Абсурдности из-за отождествления выражений «Бог» и «Сын Божий»

Часто можно слышать выражения «Бог стал человеком», «Бог пришел в этот мир», «Бог умер за нас на кресте». С библейской точки зрения такие выражения являются некорректными, поскольку противоречат свидетельствам Нового и Ветхого Завета об Иисусе.

Не желая заниматься буквоедством или непомерно преувеличивать этот аспект, необходимо все же сказать, что если мы не хотим переступать рамки библейского Откровения, то должны говорить «Бог послал своего Сына /См. Гал.4:4/» или «Сын Божий умер за нас на кресте». Новый Завет нигде не говорит, что Бог был принесен в жертву, но что Бог отдал в жертву Своего Сына:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан.3:16. См. также: О значении этого места гл.4.2.8; о значении слова «Бог» гл.3.2).

Здесь явственно проступают абсурдности учения триединства, которые его представители галантно выдают за «Божественную тайну». При этом многое было бы гораздо проще, если позволить говорить самой Библии и признать, что Иисус не Бог, а Сын Божий – отдельная самостоятельная личность.

Я хочу наглядно представить это в саркастическом виде – не из-за недостатка почтения к моим оппонентам, а чтобы вскрыть вопиющую нелогичность этого учения:

Так кто же, собственно, умер в то время вблизи Иерусалима? Триединый Бог? – Нет, только Иисус! Ага, значит только одна часть Бога! Но как это возможно, если Иисус и Отец имеют только одну сущность «на двоих»? А может они все-таки не совсем одно, потому что Иисус на кресте воскликнул: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил»? И вообще, кого Он называет здесь Богом? Конечно же не триединого Бога, ведь не мог же Он обращаться к самому Себе! А что, если триединый Бог на время стал дву-единым – именно тогда, когда Иисус находился на земле? Нет, эта версия отпадает, ведь в конце концов, триединый Бог тоже один. Но как же Он может оставить часть самого Себя? Или Иисус только думал, что Бог Его оставил, хотя в действительности этого не могло быть, поскольку Он имеет одну сущность с Отцом? – Нет, Иисус наверняка сказал правду. Разделение между Им и Отцом было реальным. Но почему же Он не сказал «Отец мой, Отец мой...», – как говорил всегда до сих пор, – а «Боже мой, Боже Мой...»? (см. следующую главу). Неужели Его Отец является еще и Его личным Богом?

Для чего, собственно, имело место искушение Христа (см. следующую главу)? Разве можно склонить Бога ко греху? Может ли Бог поддаться злу и согрешить? Конечно нет! – Но как чело- век все же может? А где же в это время было Его одновременное Божество? Или все искушение Иисуса было только для вида? Если Он на самом деле не мог согрешить, то какой смысл вообще имело все искушение?

Этот список можно без труда продолжить дальше, однако сказанного должно быть достаточно. Чтобы хоть как-нибудь ответить на эти вопросы, защитникам триединства придется вновь прибегнуть к спасительному аргументу «непостижимой тайны». Однако этот аргумент не имеет никакого основания, поскольку им можно доказывать или отвергать все что угодно. К тому же, он еще и опасен, потому что делает разум совершенно излишним, и его можно использовать для оправдания любого лжеучения. На мой взгляд, на этой почве возникло абсурдное утверждение в христологии, что Христос является одновременно человеком и Богом, причем эти две природы совершенно нераздельны и совершенно независимы друг от друга /Исповедание, принятое на Халкедонском соборе в 451 г., гласит: «...научаем исповедывать... одного и того же Христа, Сына, Господа единородного в двух естествах, неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого, так что соединением нисколько не нарушается различие двух естеств, тем более сохраняется свойство каждого естества и соединяется в одно лицо, в одну ипостась, – не в два лица рассекаемого или разделяемого, но одного и того же Сына, Единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа...» (дословная цитата из русского текста Халкедонского исповедания). Монофизитские церкви (напр. армянская, сирийская, коптская) и сегодня отвергают халкедонское учение о двух природах Христа по причине его внутреннего противоречия./. Это означает ничто иное, как «совершенно нераздельны и совершенно разделены»! Но может ли что-либо «быть» и «не быть» одновременно?

Чтобы избежать абсурдностей учения триединства, необходимо вновь возвратиться к библейскому образу мышления, всерьез принять выражение «Сын Божий» и дать ему всестороннее и конкретное определение на основании Слова Божьего. Иисус есть не сам Бог, а именно Сын Божий. Как мы уже видели в гл. 4.2.3, в Библии есть все основания считать Иисуса Сыном Божиим в через Его земное рождение от Бога – как Отца и Марии – как матери.

Между Сыном Божиим и обыкновенным человеческим сыном существуют далеко идущие параллели:

Человеческий Отец воспитывает своего сына, и сын должен его слушаться.

Человеческий отец назначает сына своим наследником.

Человеческий отец знает «больше», чем его сын, потому что существовал прежде него.

Сын обязан отцу своим существованием.

Бог воскресил Иисуса из мертвых и увенчал Его славой – за то, что Он добровольно сделался рабом и пошел на крестные страдания:

«...Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил.2:9-11).

Очевидно, вначале Иисус еще не занимал Своего окончательного положения, о котором здесь сказано. Он также не обладал еще определенными полномочиями (см. гл. 4.2.6). Это говорит о том, что Бог, Отец Иисуса, является не только последней причиной Его существования, но также и последней причиной Его положения. Собственно говоря, здесь и без всяких разъяснений должно быть ясно, что тот, кому было присвоено имя, не может быть Богом в настоящем смысле этого слова (см. также Откр.3:12), потому что Бог не нуждается в том, чтобы кто-то присваивал Ему имя.

Подчиненное положение Иисуса по отношению к Богу отчетливо просматривается не только во время Его жизни, т.е. в период уничижения, но также и в небесном мире. Об этом свидетельствуют очень многие места Нового Завета.

Таким образом, это, отмеченное сыновством отношение между Отцом и Сыном, остается в силе также и после вознесения Иисуса. Для Апостолов Он и после Своего превознесения и прославления Отцом остается Сыном Божиим (напр. 1Кор.1:9). Также и мы, христиане «ожидаем с небес Сына Его» (1Фесс.1:10).

Еще одно, на первый взгляд незначительное, однако очень содержательное свидетельство о личностном разделении и разных сферах влияния Отца и Сына мы находим в Откр.3:21:

«Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцом Моим на престоле Его».

Здесь идет речь о двух престолах: о престоле Отца, на котором позволено сидеть Иисусу, и о престоле Иисуса, на котором будет позволено сидеть определенным людям. Позволение сидеть на обоих престолах поставлено в зависимость от определенного условия. Это звучит довольно непривычно, однако условие, поставленное для людей (победа!), распространяется и на самого Иисуса (см. также Фил.2:7-9). Поскольку для Бога не может существовать никаких условий (кто бы мог поставить Ему свои условия?!), мы имеем здесь еще одно указание, что Иисус не является Богом.

Здесь возникает еще один вопрос: Что было бы, если бы Иисус не победил? Могло ли вообще такое случиться? Я думаю, что да. Иначе не имело бы никакого смысла говорить о Его действительной победе (см. также Откр.5:5). Победа лишь тогда может быть реальной победой, когда существует возможность поражения. Иисус мог поддаться искушению диавола, но Он устоял!

Как уже было отмечено, Новый Завет говорит о том, что Бог поставил Своего Сына наследником. Это возможно только при наличии реальной иерархии между Отцом и Сыном. Соответственно здравому смыслу, Иисус мог унаследовать лишь то, чем еще не обладал прежде, и чем Его хотел наделить Бог.

 

4.2.5.2 Искушение Сына Божьего (Матф.4:1-11)

Кто был искушаем диаволом в пустыне – Бог или Сын Божий? На этот вопрос даже сторонники триединства отвечают: «Конечно Сын Божий!». Но если Он Бог и имеет одну сущность с Отцом, как утверждает это учение, то Его невозможно искушать злом.

«Бог не искушается злом», – говорит Слово Божие (Иак.1:13). Если бы Бог мог поддаться искушению, то на Него вообще нельзя было бы полагаться. Его верность, праведность, неподкупность – все это было бы недействительным, если бы только существовала возможность склонить Его ко греху. Тогда Он нарушил бы свои собственные принципы, и следовало бы ожидать, что когда-нибудь Он все же сможет поступить несправедливо. – Совершенно абсурдная мысль! Я думаю, что любой сторонник триединства видит это точно также. Но ведь именно в этом и заключается дилемма искушения Иисуса! Ведь если человек-Иисус является Богом, то сам Бог был искушаем диаволом!

На Халкедонском соборе было утверждено положение, что Иисус является истинным человеком и истинным Богом. Хотя будучи человеком, Он и не обладал некоторыми Божественными способностями, Он все же не утратил Своего Божества. Монофизитские церкви отвергают Халкедонское положение об одновременном Божестве и человечестве Иисуса, однако считают, что Иисус был совершенным Богом.

От переводчика: Халкедонский собор, известный как четвертый вселенский собор, был созван в 451 г. при императоре Маркиане по поводу ереси архимандрита Евтихия.

Монофизи́тство, основателем которого был Евтихий, учит, что вначале раздельно существовали две природы Христа – Божественная и человеческая, однако после их соединения при Боговоплощении стала существовать только одна Божественная природа. Некоторые монофизиты считают, что человеческая и Божественная природа, соединившись во Христе, образовали нечто иное, неповторимое в своем роде.

Спрашивается, почему диавол вообще взялся искушать Иисуса? Ведь если Иисус – Бог, то все попытки вовлечь Его в грех заранее обречены на неудачу, потому что Бог не может поддаться искушению. Или это был всего-навсего лишь театр? Не настоящее, а мнимое искушение?

Нет. Если принять евангельское повествование из Матф.4:1-11 всерьез и не рассматривать его как миф, то можно сделать только один вывод: Иисус мог действительно поддаться искушению. А это значит, что в этом отношении Иисус отличается от Бога, которого невозможно ввести в грех. Сознаем ли мы всю глубину этого положения? Оно с особенной ясностью свидетельствует о том, что Сын Божий не является самим Богом, и что Он имеет свою собственную, независимую от Отца, волю.

Искушение Христа имеет еще один немаловажный аспект: сам Иисус считает себя поклонником и служителем Бога. В ответ на предложение u1076 диавола дать Ему мировое господство, если Он только поклонится ему, Иисус отвечает, что одному только Богу должно поклоняться и служить (Матф.4:10). При этом Он имеет в виду не самого Себя, а Бога – своего Отца. Этот Бог является также и Богом Иисуса, о чем очень ясно говорят и многие другие места Нового Завета (см. главу 4.7.2).

В свете учения триединства это предложение диавола выглядит совершенно абсурдным. Если бы Иисус был Богом, то для чего было диаволу предлагать Ему мировое господство – ведь как Бог Он и без того является Властелином Вселенной!

Мы видим, что догма триединства и здесь вводит нас в заблуждение. Иисус мог обрести мировое господство и Свое новое положение только при условии победы – т.е. если Он устоит в борьбе с диаволом, пребудет в полной зависимости и послушании Своему Отцу, и совершит спасение людей (см. Откр.3:21; Фил.2:5-11; Еф.1:21).

Апостол Павел говорит, что это господство Бог поручил Иисусу временно. Придет пора, когда Иисус в совершенном смирении и послушании вновь возвратит господство Богу, чтобы Бог был «все во всем» (см. 1Кор.15:24-28).

Своим примером Иисус показывает нам, какое благословение заключает в себе жизнь полного послушания и зависимости от Бога. Как Он жил, так должны жить и мы. Но это возможно только с Его помощью – при содействии Святого Духа, посредством которого Иисус может действовать в нас сегодня (см. Иоан.15:5; Иоан.16:7).

Впрочем, предложение диавола говорит еще и о том, что в то время (и поныне) он действительно занимал в мире господствующее положение. Это кажется невероятным, однако на каком основании он мог предлагать Иисусу господство, если бы его мироправительство не было допущено Богом на определенное время? Мы знаем, что придет день, когда Бог отнимет у него это незаконно присвоенное господство, которое он использует, чтобы склонить мир к отступлению от Бога.

Сегодня Бог еще не безраздельно господствует на земле, диавол еще не связан, и видимое Царство Божие на земле еще не наступило (см. Откр.20:1-3). По этой причине ученики Христа и сегодня еще должны молиться: «Да придет Царствие Твое» (Матф.6:10). В назначенный Богом час Сын Божий снова вернется на землю и установит на ней видимое и глобальное Царство Божие (см. Дан.7:13-14; Деян.1:6; Откр.12:10).

Заключение. Библейский термин «Сын Божий» нельзя ослаблять ни под каким предлогом. Как только мы, следуя учению триединства, связываем Сына Божьего и Бога в одно Божество, возникает много несовместимых противоречий, так что приходится говорить о «великой тайне», чтобы оправдать иррациональность этого учения. Сын личности «Х» есть не сама личность «Х», а происходит от «Х» и отличен от «Х». Точно также и Сын Божий, который, имея самостоятельную личность, не является самим Богом, а рожден от Бога и потому отличен от Него.

Это отнюдь не препятствует Богу в том, чтобы наделить Своего Сына Иисуса наивысшим авторитетом и властью – точно так же, как в свое время египетский фараон наделил израильтянина Иосифа наивысшими полномочиями в своем царстве (см. Приложение 3).

 

 См. Продолжение

Категория: О единстве Бога | Добавил: unitarian (29.04.2011)
Просмотров: 1320 | Рейтинг: 5.0/1 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz