ХРИСТИАНЕ-УНИТАРИАНЕ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Вторник, 27.06.2017, 20:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
О единстве Бога [53]
Библейское учение о Боге, Иисусе Христе, опровержение учения о Троице
Учения [14]
Материалы, освещающие различные истины Библии и положения веры нашей Церкви
История [7]
Статьи на разные темы [1]
Наш опрос
Каков (по вашей вере) Бог Библии?
Всего ответов: 624
Главная » Статьи » Учения

Предсуществование в Новом завете (часть 2)

Чтобы понять Иоанна (и весь остальной Новый Завет), мы должны обратиться к его культурному наследию, отличному от мира греческой фи-лософии, в котором в течение трех последующих веков сформировались догматичные символы веры. Если читать Иоанна с пониманием его еврей-ского подхода, можно увидеть, что он не поддерживает учение о том, что Иисус — “Бог Сын”, предвечное несотворенное Лицо триипостасного Бога:

Лексика автора будет оставаться непонятной для нас, пока мы не установим связь с его мышлением... Евангелист Иоанн берет хорошо известный термин логос, не давая ему определения, и наполняет его своим смыслом... Сама концепция находится в Ветхом Завете и отражена во всем богатстве верования и опыта древнееврейских Писаний. Этот термин наилучшим образом передает смысл его концепции. Ибо “слово” человека является выражением его “разума”; а разум является существенной составной личности. Разум не может не выражать себя, поскольку деятельность является самой основой разума... Таким образом, Иоанн говорит о “Слове”, которое было у Бога и было Божественным, выражая этим свое убеждение в том, что Бог всегда был Деятельным и Открывающимся Разумом. Бог в силу Своей сути не может просто сидеть на небе и ничего не делать. Когда далее в Евангелии Иисус заявляет: “Отец мой доныне делает”, он, фактически, говорит то же, что сказал евангелист Иоанн в первом стихе первой главы.

Иоанн не изъясняется посредством лексики философских опреде-лений. Иоанн обладает “точным” и “образным” мышлением. Ошибка в понимании Иоанна привела многих к выводу, что он стал “отцом метафизической [т. е. тринитарной] христологии”, и поэтому виновен в последующем искажении Церковью этической и духовной роли Иисуса... Евангелист, однако, не мыслил категорией “сущности”, которая был так понятна греческому уму25. (25 Там же, 707,711.)

В назидательной статье в журнале “Библейское обозрение” Дж. Гарольд Элленс отмечает, что титулы, такие, как Сын Божий во времена написания Нового Завета никогда не подразумевали, что их владельцы были божественны ми существами. Они, скорее, означали, что их владельцы были вдохновлены Божьим духом, или Логосом. Титулы указывали на то, что они обладали характером мужей Божьих и вели себя соот-ветственно, но это не значит, что они были Богом. Только греки могли позволить себе считать человека Богом. Таким образом, первые теологические споры, начавшиеся в середине второго столетия, разгорались в основном между Антиохией, центром еврейского христианства, и христианской Александрией, находившейся под сильным влиянием неоплатонических теорий. Ударение в аргументации еврейских христиан делалось на том, что они знали Иисуса и его семью, что он был человеком, великим учителем, исполненным Божьим Логосом... но не был Богом в онтологическом смысле, на чем настаивали александрийцы. Спор принимал разные формы, пока первенство в нем не стало принадлежать фракции Кирилла Александрийского, в учении которого Иисус был крайне мифологизирован и превращен в Божественное онтологическое существо. Кирилл был готов пойти на убийство братьев-епископов, лишь бы доказать свою правоту.

Ко времени проведения Никейского собора в 325 г. н. э. алексан-дрийская форма “высокой” христологии доминировала, но все еще встречала сопротивление со стороны антиохийской “низкой” христологии. В промежуток между Никеей и Халкедоном спеку-лятивное неоплатоническое мышление нашло широкую поддержку и стало общепринятой христологической догмой в 451 г. н. э. К сожалению, смысл, который вкладывали теологи великих экуме-нических соборов в основные титулы символов веры, такие, как “Сын Божий”, был очень далек от того, что они подразумевали в евангелиях. Символы веры оперировали греческими философскими терминами — евангелия же использовали термины иудаизма времен Второго Храма... Епископам соборов следовало бы понять, что они сменили контекст еврейской метафоры на контекст греческой онтологии, а в результате предали истинного Иисуса Христа26. (26 "The Ancient Library of Alexandria," Bible Review (Feb. 1997), 19-29 и дальнейшие комментарии в "From Logos to Christ" ("Readers Reply"), BR (June 1997), 4-7).

Очевидно, что, когда произошла подмена библейского учения, когда фундаментальным понятиям, подобным “Сыну Божьему”, были даны но-вые, небиблейские формулировки, церковные соборы под влиянием грече-ских неоплатонических теорий заменили новозаветного Сына Божьего Бо-гом Сыном. Когда подлинное значение имени было заменено иным, про-изошло рождение новой религии. Эта новая вера стала “ортодоксией”. Она настаивала на принятии своих догм, угрожая отлучением и проклятием (Афанасиевский символ веры). Никейская догматическая “ортодоксия” изъяла Иисуса из его еврейского контекста и исказила Евангелие от Иоанна, пытаясь подогнать слова Иоанна под “ортодоксальное” фило-софское клише. Таковой остается ситуация по сегодняшний день.

Для того чтобы обратить вспять этот трагический процесс, необходима революция. Она произойдет, когда христиане начнут нести личную ответ-ственность за соприкосновение с Библией и ее изучение со всеми возмож-ными вспомогательными средствами, которые мы имеем сегодня. Ключом к правильному пониманию Библии является признание того, что она пред-ставляет собой собрание еврейских книг и что Иисус был евреем, воспи-танным в духе Еврейской Библии (Ветхого Завета).

Следует обнажить прикрытые языческие доктрины христианства. Ис-тория развития фундаментального христианства указывает на духовное содержание, совершенно далекое от духа Иисуса. Те, кто осмеливался усомниться в “ортодоксии”, подвергались жестокому обращению27. (27 Поучительным примером слепой религиозной ревности и бессердечности является жестокая расправа Кальвина над испанским врачом и ученым Мигелем Серветом, поставившим под сомнение доктрину Троицы. См. описание в Marian Hillar, The Case of Michael Servetus (1511-1533) 1 The Turning Point in the Struggle for Freedom of Conscience (Edwin Mellen Press, 1997).

Один комментатор задает вопрос:

Как случилось, что религия любви виновна в наибольших жесто-костях и несправедливостях, когда либо позоривших человечество?.. Гонения, санкционированные Церковью, превосходят по своей свирепости преследования со стороны других религий... Наши религиозные верования поддерживаются подпорками традиции, и многие из нас выходят из себя, когда кто-либо сомневается в надежности этих подпорок. Среднестатистический католик [это относится и к большинству протестантов] полагается на не-погрешимость своей Церкви, которую он привык слушаться, не задавая лишних вопросов. Он никак не может поверить в то, что его Церковь ошибалась и совершала гнуснейшие преступления28. (28 Dean W. R. Inge, A Pacifist in Trouble (London: Putnam, 1939), 180, 181).

Монотеизм

Ни Павел, ни любой другой автор библейских книг никогда не утвер-ждали, что “есть Единый Бог: Отец, Сын и Дух Святой”. Ни в одном из случаев употребления имен “Яхве” и “Бог” они не подразумевают “Бога в трех Лицах”. Триединый Бог чужд Библии. Особенного внимания заслу-живают слова Павла: “Нет иного Бога кроме Единого... У нас один Бог, Отец” (I Кор. 8:4, 6). Есть также один Господин Мессия, Иисус (I Кор. 8:6), но он — Господин Христос (Лук. 2:11; Пс. 109:1), Сын Единого Бога, его Отца.

Два главных персонажа Библии описаны в ценном Божьем пророчестве, более всех других цитируемом в Новом Завете, — Псалме 109:1. Там Единый Бог “Яхве” обращается к господину Давида словом адони (“мой господин”). Во всех 195 случаях употребления слова адони (“мой господин”) оно ни разу, как мы видели, не означает Единого Бога. Оно относится только к человеку или (иногда) ангелу, обладающему верховной властью, но не к Богу. Иисус — господин Давида, о котором говорит 109-й Псалом. Он назначен Господом и Мессией — и назначил его Бог, его Отец (Деян. 2:34-36).

Из уважения к Иисусу Мессии, христиане должны принять его еврей-ский символ веры в Евангелии от Марка 12:29: “Слушай, Израиль, Господь Бог наш, Господь один”. Бог — один Господь. Иисус — иной Господин. Символ веры говорит только об одном Господе, который является Богом (Втор. 6:4; Мар. 12:29). Таков символ веры Иисуса, подлинный первоначальный символ веры христианства. Таков и символ веры Павла. Давайте же все радостно примем этот символ веры и станем равняться на исторического Иисуса Мессию.

Категория: Учения | Добавил: unitarian (25.03.2009) | Автор: Э. Баззард
Просмотров: 2233 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.7/3 |

Всего комментариев: 2
1  
Я хочу добавить : В Евреям 7:9 говориться , что Левий дал десятину священнику Мелхиседеку , находясь в чреслах Авраама т.е когда Левий ещё не появился на свет , небыл личностью , он существовал как семя в Аврааме. Библия называет Слово Бога нетленным семенем , т.е Слово есть семя Бога . Человек-плоть и семя его - плоть , а Бог-дух и семя Его - дух ( 1Пт 2:2 + 1Кор 12:13 + Ин 4 :14; 7:38,39 ;6 :63 ,Пс 32 :6 , Притчи 1:23 ) поэтому Слово божественно по природе и "было у Бога.....в недре Отчем". Затем во чреве Марии оно стало плотью. И ,если можно сказать , что ,когда жил Аввраам , Левий уже БЫЛ , то тем более можно сказать ,что от момента существования Слова БЫЛ и Иисус , но не как личность , а как семя .

2  
Или инысми словами - был в планах Бога.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz